Версия для слабовидящих
Размер шрифта Цветовая схема Изображения

Я автор - произведение - Таборный сказ

Здравствуйте уважаемые друзья!
Сегодня пятница и мы для вас подготовили подарок!
Новое произведение от нашего удивительного автора Sergej Schvetkov
Sergej предлагает нашему вниманию разнообразные рассказы, они всегда интересны и увлекательны. Вы получите порцию удовольствия от тонкого юмора и иронии. Очень ждем ваших новых произведений Sergej!

✅Таборный сказ.

Уважаемые читатели однажды уже читали "Легенду о забытой песне", где речь шла о "Геологах - работягах, копателях - ходоках".
Есть ещё одна полузабытая песня о непоседливых людях, кочевавших в старину в цыганских кибитках по Южным просторам Российской империи.
Просмотрите видеосюжет из You Tube (https://www.youtube.com/watch?v=RZmIdGEQleY&featu..), прослушайте песню внимательно. В заключительных строках звучит возглас: "Что же с ней, цыганкой, будет?"

И мы с Вами видим в своём воображении...
По степной дороге неторопливо движется вереница кибиток цыганского кочующего табора. На одной из повозок лошадьми управляет цветущая красавица, похищенная когда - то из молдаванского "села богатого". В телеге смирно сидит и повзрослевший медведь , беспрекословно подчиняющийся своей хозяйке. С передних кибиток таборные старейшины видят на примыкающей к большаку дороге ещё один небольшой табор, едущий в том же направлении. Вереницы сближаются, возчики перекликаются между собой, останавливают лошадей - и решают устроить в этом месте ночёвку, чтобы пообщаться с соплеменниками, и обменяться новостями.

Для привычных к кочевой жизни цыган, устроиться под открытым небом в летние месяцы - пара пустяков. Лошадок выпрягают, ведут на водопой к пробегающему придорожному ручью, и выпускают на степное разнотравье подкормиться. Зажигают костры , готовят нехитрую снедь из своих запасов, ужинают - и устраиваются вокруг самого большого костра для беседы с соплеменниками.

Старейшины табора, где воспитывалась похищенная молдаванка, интересуются: " Почему вас так мало? Где остальные?" Выясняется, что встреченный табор недавно постигла страшная беда. На них напала шайка оголтелых разбойников - грабителей. В кровавой отчаянной рукопашной схватке бандитов перебили, но и сами понесли большой урон. Людей осталось немного, пришлось продать избыток лошадей и повозок. Раз уж такое горе случилось - значит надо присоединиться к тому табору, какой даст на это согласие. В двух таборах им уже отказали, едут дальше в поисках. Старейшины после других расспросов посовещались - и такое согласие дали.

В пострадавшем от свирепых разбойников таборе осталось много осиротевших ребятишек разного возраста. Их не бросили на произвол судьбы, а разобрали на воспитание в свои семьи. Таким же сиротой остался могучий 20- летний сын кузнеца. Его родители погибли в схватке от ножей бандитов, он и сам пострадал в битве, круша врагов оглоблей, но остался живым, только пораненым. От отца сын перенял искусство кузнечного ремесла, ему достались в наследство и в память от родителей лошади с жилой кибиткой, и повозкой с походной кузницей. Сын похоронил родителей, погоревал - но жизнь продолжается, и он пустился в дальнейшее кочевание с остатками табора. Во встреченный большой табор кузнеца с его наследством приняли с большой радостью.

На следующий день объединённый табор тронулся в дальнейший путь. В дороге знакомство продолжилось, и молодой кузнец, что называется, "ПОЛОЖИЛ ГЛАЗ" на красавицу с медведем в телеге. Полюбовался со стороны, как хозяйка управляется и со своим питомцем, и с лошадьми. Вызвался помочь , слово за слово - и возникла старая, как мир, но вечно новая история любви двух молодых сердец.
Парень однажды решился. и сказал так: "Я одинокий, и ты одна - значит нам суждено создать семью, и с одиночеством будет покончено." Пошли, взявшись за руки ,с поклоном к старейшинам: "Мы любим друг друга. Просим разрешить нам пожениться". Как тут отказать? Справили свадьбу всем табором по своим старинным обычаям и традициям с пением и плясками под гитарный перезвон у вечерних костров.

Начались будни. Кузнец усердно выполнял многочисленные заказы от степных поселян за денежное и натуральное вознаграждение. Молодуха вела хозяйство, и находила время выступать со своим учёным медведем перед неприхотливой публикой на сельских ярмарках. Завелись в молодой семье деньжата, а в положенный природой срок жена подарила обрадованному папаше и сына. И поселилось в походной кибитке семейное цыганское счастье.

Повзрослели родители, остепенились, подрос паренёк - и возникли у папы с мамой в их головах КРАМОЛЬНЫЕ для кочующих цыган мыслишки об отказе от скитаний по степям, и обзаведении постоянным домиком в оседлой общине. Пошли со своим желанием к старейшинам. Старики посовещались, и ответ дали такой: "Цыгане ведут свой род от птиц, и тяга к воле у них в крови. Если так захотели - принуждать к кочевой жизни не станем, пусть будет по вашему. Но по обычаям старинным следует Откуп заплатить в пользу табора".
"Обычаи мы знаем, и уважаем. Будет от нас Откуп". Кузнец по - простецки выложил солидную пачку царских весомых денежных знаков. А хозяйка со слезами попрощалась навсегда со своим питомцем - медведем, которого она когда - то нянчила на руках, и выпаивала молоком вместо матери - медведицы. Устроили прощальное застолье с грустными цыганскими напевами, и в утренний час хозяйка взялась за вожжи жилой кибитки, а кузнец устроился на повозке с унаследованной от родителей кузницей.

Вот мы вместе с уважаемыми читателями снова видим в своём воображении "Степь да степь кругом. Путь далёк лежит". Две цыганские кибитки едут от села к селу. Папа с мамой выспрашивают у поселян об оседлой цыганской общине, где им хотелось бы обосноваться, и покончить с кочеванием. Проехали по улице молдаванского села, где увидели ухоженные домики местных крестьян, живущих в достатке от своих трудов. Миновали село, углубились в степь, и настала пора устраиваться на ночлег. Отужинали у костра, сынка подросшего уложили спать в кибитке, и снова присели к огню. Муж спрашивает: "Что ты сегодня такая притихшая и задумчивая?" Жена отвечает: "Днём мы прокатились по улице того села, где прошло моё детство. Увидела я свой дом, где родилась, и родителей своих увидела во дворе. Старенькие уже, и седенькие... "
"Так почему же ты промолчала? Ещё не поздно вернуться, и повидаться с родителями!"
Жена отвечает: "Нет, дорогой, не надо этого делать. Давно я уже не крестьянка - молдаванка, а настоящая цыганка. Нельзя мне с родителями встретиться, а потом уехать. Это их убьёт. Пусть думают, что я исчезла бесследно. Была я старшей из детей, есть ещё два брата. Они поддержат и облегчат старость моих родителей. Пусть останется так, как есть. Утром мы поедем дальше в поисках оседлой общины, но сюда уже никогда не будем возвращаться... "

На этом мы с Вами, уважаемые читатели, остановимся в своём воображении. Как говорится: " Хочешь - верь. Не хочешь - прими за сказку... "