Версия для слабовидящих
Размер шрифта Цветовая схема Изображения

Я автор - произведение - Госпитальная быль.

Уважаемые друзья!
С большим удовольствием предлагаем Вам новое произведение от Sergej Schvetkov, который делится с нами секретами армейской службы. Забавные и поучительные байки о грозных с усами «дедах» и лысеньких новобранцах. Сегодня мы узнаем о медицинских секретах.
Предлагаем к прочтению!

✅Госпитальная БЫЛЬ.

Мы с Вами, уважаемые читатели, давно живём в обстановке пандемии коронавируса COVID -19 , унесшей множество человеческих жизней. Пришла пора поведать читателям о гораздо меньшей по масштабам и последствиям вспышке дизентерийного заболевания, о которой ничего не сообщалось в Средствах Массовой Информации (СМИ).

Автор в предыдущих рассказах уже упоминал об Эмбинском зенитном полигоне в Казахской степи, где он оказался после призыва на службу в ряды Советской армии в 1972 году. Наша радиолокационная рота прибыла туда для обеспечения ракетных стрельб по воздушным целям со своими штатными радиолокаторами, радиостанциями, и прочим оснащением. Со своим ракетным вооружением в Казахскую степь приезжали зенитчики из Южной группы войск Советской армии, дислоцированной в те времена на территории Венгерской Народной Республики.
Ракетные подразделения выполняли свои учебные стрельбы по радиоуправляемым самолётам - мишеням ЛА - 17, и отбывали в воинских эшелонах в Венгрию. Им на смену приезжали другие ракетные подразделения из той же Венгрии. Зенитных просторных полигонов в небольшой Европейской стране не имелось. Вниманию уважаемых читателей предлагаются видеосюжеты из You Tube, где показаны старт с наземной установки такого самолёта - мишени ЛА - 17, и старт зенитной ракеты. Найдите время прочитать мои краткие комментарии к видеосюжетам. Нам довелось увидеть с близкого расстояния и старт зенитной ракеты с самоходного шасси, и точное попадание в цель на высоте 5000 метров. Зрелище впечатляющее !

Настал жаркий месяц август 1972 года. Во вновь прибывшей на зенитный полигон многочисленной группе военнослужащих из Венгрии оказались носители дизентерийной инфекции. И началась серия массовых заболеваний. На территории полигона действовал стационарный госпиталь на 40 (сорок) коек, и он быстро оказался переполненным солдатами, сержантами и офицерами Южной группы войск.
Командованию Среднеазиатского военного округа пришлось принимать экстренные меры для борьбы с заразой, и излечению инфицированных своих и приезжих военнослужащих.

Вокруг стационарного госпиталя развернули полевой госпиталь. Появился многочисленный медицинский и вспомогательный персонал из Среднеазиатского военного округа. Выросли полтора десятка больших и средних брезентовых палаток. В большие жилые палатки привезли по 40 двухъярусных железных солдатских коек со спальными принадлежностями. В десяти таких палатках разместились более 800 (восьмисот) военнослужащих. Имелись отдельные палатки для столовой, смотровые и процедурные медицинские палатки.

В палатах и коридорах стационарного госпиталя содержались заболевшие острой формой дизентерии. Двое солдат впали в бессознательное состояние, их кормили питательными смесями через трубки. Страдальцев завёртывали в простыни, и через некоторое время всё, что попадало в их желудки принудительным путём, выходило наружу. Те, кто оставался в сознании, и мог передвигаться самостоятельно, пулей мчались в сторону сортира. Тут уж было не до смеха !

Нашу радиолокационную роту, прибывшую в Казахстан из Ленинградского военного округа, тоже подвергли проверке на наличие инфекции среди личного состава. Привозили нас группами по 10 человек во главе с сержантами на недельный срок, и от этого пребывания в полевом госпитале остались яркие впечатления.
Нашу группу привезли в госпиталь за 40 километров на машине ЗИЛ- 157 с дизель-генератором в кузове - фургоне. Остановились возле палатки с красным крестом в белом круге над брезентовым тамбуром. Там прошли регистрацию, и солдат из вспомогательного персонала повёл нас к большой жилой палатке.
В ней нас встретили 10 сослуживцев из нашей роты, уже прошедших медицинское обследование, и показали 5 двухъярусных коек, где нам предстояло устроиться на неделю. Предупредили, чтобы мы не вздумали сдавать свою форменную одежду с шинелями в кладовую.(Потому что при 30- градусной дневной жаре Казахстанские ночи очень холодные.)

Сослуживцы уехали к месту расположения нашей роты в степной городок, и мы стали привыкать к обстановке. Нас предупреждали заранее, что в госпитале на себе можно носить только трусы и сапоги. Форму мы спрятали под одеялами на своих тощих матрасиках , и отправились в столовую. Увидели множество субъектов в трусах и сапогах . На одних фигурах эти синие линялые трусы свисали до колен, на других были в обтяжку. На подавляющем большинстве пациентов в трусах красовались кожаные, так называемые "ЯЛОВЫЕ" сапоги - признак военнослужащих Южной группы войск. Наши сапоги были кирзовыми, более лёгкими и пригодными в такой жаре.

Благородное молодое офицерство отличалось от солдат и сержантов своими плавками и кедами. Старшее поколение офицеров можно было узнать по толстым животам - "рюкзакам", торчащим впереди персоны. И палатка офицерская стояла в стороне от солдатских. Солдат - опекун из персонала госпиталя, наряженный в форму Среднеазиатского округа с панамой на голове, и в кирзовых сапогах, показал в столовой - палатке наш обеденный стол. Он посоветовал нашему командиру - сержанту запомнить свой стол среди десятков других точно таких же столов, и не допускать за него посторонних. Возле столовой под навесами стояли несколько полевых кухонь на колёсах. Между кухонь хлопотали повара в трусах, сапогах, фартуках, и с белыми колпаками на головах. Питание в полевом госпитале было организовано вполне сносно, одинаковое для всех пациентов. Только суровая армейская посуда заметно попахивала раствором хлорки, в которой её мыли в обстановке вспышки массового дизентерийного заболевания во избежание распространения инфекции.

После обеда мы пошли прогуляться по территории госпиталя, глазея по сторонам. И увидели военно-полевой СОРТИР. Он достоин отдельного описания! Представьте себе три длинных траншеи, выкопанных зигзагами в крепкой степной почве. Поперёк траншей уложены с промежутками толстые доски . На них восседают в гордых орлиных позах ракетчики - зенитчики в сапогах, с сигаретами в зубах, и с пучками степной травы в руках. Траншеи окружены двухметровыми столбами, выстроенными в ряды, и соединёнными между собой досками на гвоздях. На этих каркасах видны обрывки чёрного кровельного ТОЛЯ. Некий военный инженер в своём проекте военно-полевого СОРТИРА задумал создать толевыми стенами подобие приличествующего уюта и уединения для житейской потребности. Но толевый материал нашёл совершенно другое применение, не предусмотренное в аудиториях и гулких коридорах военно-инженерного училища. Остались только следы не совсем удачного проекта.

Политическое управление Среднеазиатского военного округа не допускало и мысли о возможности обеспечения пациентов дизентерийного полевого госпиталя прошлогодними подшивками газеты Среднеазиатского округа, отпечатанной тоннами в своих типографиях. Замполиты - политруки безошибочно рассчитывали на солдатско-офицерскую находчивость, и удивительную приспособляемость воинов Вооружённых сил к тяготам и лишениям армейской службы!

Вдоль траншей, огибая столбы, прохаживаются бойцы вспомогательных подразделений в Среднеазиатских панамах. У них в руках вёдра с хлорной известью, и малые сапёрные лопатки. Бойцы неукоснительно выполняют задачу, поставленную военными медиками в борьбе с заразой, и украшают порциями хлорки дно траншей. Жужжат в полёте тучи жирных сине - зелёных мух. Среднеазиатское Солнце на безоблачном небе палит беспощадно. Про ароматы на подступах к траншеям автор деликатно не пишет ни слова, щадя богатое воображение своих уважаемых читателей.
( ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ).